Хаул отравился ртутью ради Шляпы
• Я в шоке, шок во мне, и мы оба в ахуе.\Я несу пакетик.(с) •
Вообще, я хотел набрать картинок с Санджи и Зоро из манги и пораскрашивать. Опять детство в жопе заиграло. И совершенно наугад открыл 230 главу. О______О и естественно вдохновился. Маленькое безобразие на фрагмент, где Санджи и Нами шарахаются от насекомых в лесу, а Зоро убивает бедную сороконожку, которая "осмелилась на него напасть".

Название: Теплые руки.
Автор: Хаул отравился ртутью ради Шляпы
Бета: Ворд. Во всем прошу винить его.
Пейринг: Санджи\Зоро
Состояние: Закончен.
Рейтинг: PG
Жанр: .не знаю. Романс.
Критика: Замечания строго на U-mail
Предупреждения:ООС
Разрешение на размещение: спросить у автора. и с этой шапкой.
Отказ от прав: Не мой и блаблабла.


Солнце стояло высоко над горизонтом, практически точно над головой. Это не мешало ему пылать, согревая слишком сильно, почти сжигая кожу. Лучи пробивались сквозь листья деревьев, хотя это было не то слово. Это было что-то, напоминавшее деревья. Пальмы. Вообщем, тропики. Влажный воздух приятно холодил и позволял дышать глубоко. Спасаясь от палящего солнца, самое главное правильно дышать. Иногда с листьев падали чудом сохранившиеся капли воды, и тогда Санджи старался как можно аккуратнее промокнуть горящее лицо или шею. Они шли уже достаточно долго, но никого из своих накама не нашли. Где они? – было главным вопросом данного часа. Хотя нет. Был еще один интересный вопрос: Почему он попал в пару с этим чудом, которое сливается с окружающей средой, если не является им родственником?
-Эй, шевели ногами. – глухо рыкнуло «растение», даже не обернувшись.
Кок сдержал порыв выругаться, потому что сил почти не было. Ноги зверски болели, наливаясь свинцом. Да и глаза уже начали слипаться. Они рыскали по лесу с ночи. А если еще учесть, что впереди шел Зоро, то это, можно считать, конец. Все.
-Это самый нелепый конец истории… - чуть не плача проскулил блондин вслух.
-Какой истории? – непонимающе вопросил Ророноа, все-таки обернувшись.
-Моей жизни, дубина! – огрызнулся мужчина, протолкнувшись вперед. – Теперь я впереди иду!
Мечник пожал плечами и закатил глаза. Его порядком достали причуды Кока и его скулеж. Просто бы признал, что устал – сделали бы привал. Это дело принципа: пока не признает, не отдохнет. Надо же воспитывать это существо. Честно признать – выносливость Зоро уже оставляла его, выписывая себе срочный академический отпуск и явно предупреждая, что пока он не поспит, она не вернется. И, черт возьми, что же делать-то?
- Все. Я больше не могу. Кричи, не кричи – плевать. – раздался усталый голос спутника.
Санджи медленно сполз по стволу одного из деревьев и откинул голову. Волосы упали назад, открывая взмокший лоб. Ророноа сдержал порыв подойти и потрепать парня по макушке со словами «Хороший мальчик», хотя руки так и чесались. Пришлось просто облюбовать небольшое место на траве, чуть поодаль. Усталость медленно проникла в вены и понеслась, вместе с кровью, по телу. Вот уже тяжестью налились ноги, руки. Глаза медленно закрывались, погружая хозяина в сладкий, без сновидений, но не менее приятный сон. И Морфей, возможно, принял бы в объятья еще одного путешественника, если бы не душераздирающий крик. Резанул по ушам – душа забилась бабочкой, скользнув в груди и замерев в горле.
Мечник взвился на ноги, пытаясь сфокусировать зрение. И было ради чего. Санджи, сжавшись в один маленький комочек, расширенными от ужаса глазами смотрел вверх. А сверху на него спускались… пауки? Зоро моргнул, но ничего не изменилось. Около полу дюжины восьмиглазых тварей, на нитках паутин, спускались на замершего Кока.
-Ты что, ополоумел? - взревел мужчина, одним движением вытаскивая катаны. Секунда, другая – и на земле лежат обрубки довольно больших, еще трепыхающихся тел. – Придурок.
Ророноа неожиданно для себя вспомнил, что Санджи, как и Нами, не выносит насекомых и тому подобных тварей. При виде их он впадает в ступор, выпадает из реальности и вообще не может шевелиться. Эдакая «травма детства!». Внимание привлекло движение за спиной. Вернее, на спине. Зоро даже сообразить не успел – тело пронзила жгучая боль в области предплечья. Мир закувыркался перед глазами, а земля неожиданно встала в полный рост, приветствуя мечника. Дыхание застряло где-то в груди, отказываясь вылетать наружу. И дикая слабость во всем теле. Он попытался опереться на руку, но дрожь в ней лишь усилилась.
-Да что это… - но вместо голоса только хрип, с примесями каких-то булькающих звуков.
-З-зоро? – неуверенный голос сверху пробился, как сквозь вату, которой были забиты уши. – Ты живой?
Сил усмехнуться не было, но вот растянуть губы в злой улыбке очень даже получилось. Жаль, свисающие листья цветочка и травка не оценили этого зрелища. Но, кажется, это подействовало на неземные силы, потому что зеленый пейзаж травы достаточно быстро сменился пейзажем синего неба с добавлением крон деревьев. А еще чей-то бледной физиономии. Но почему-то осознание кто это и что от него хотят не имело желание посещать голову, которая от любой попытки думать начинала жутко болеть.
- Эй, Зоро! Приди в себя! – и снова этот голос, проникающий через уши в тело. – Черт тебя возьми!
-Возьмет, возьмет, не боись. – почему-то именно последнее изречение задело сильнее всего, заставив мозг немного проясниться.
Прохладная рука коснулась лица, провела по лбу и чуть задела щеку. Потом пальцы появились на шее, задержавшись там почти на минуту. Далее его приподняли, и он уткнулся носом в чужую шею. Пахло как-то приятно: одеколоном, цитрусом и, кажется, ванилью. Даже на какую-то долю секунды стало совершенно плевать на то, что тело ломает от боли и слабости. И неожиданно, совершенно внезапно, в памяти всплыло имя. Возможно ли…
-Санджи… - почти на выдохе. И человек, обнимающий его, вздрагивает.
-Что? – и теперь голос не кажется таким невыносимым. А в голове оседает, что рукам, которые так нежно массируют спину, можно доверять. И это тепло, такое родное и приятное. И совершенно не понятно, почему ты еще не подчинил себе это волшебное существо, с золотыми прядями, ультрамариновыми глазами и такими теплыми руками!?
-Санджи… - голос становится чуточку увереннее, да и сил прибавляется изрядно.
-Что болит? – так заботливо, что становится противно от самого себя. Он беспокоится, а ты, скотина такая, сидишь и тебе больно! А не должно быть! Ты должен вот раз! и выздороветь!
Зоро с усилием шевелит губами, пытаясь произнести что-то, кроме золотого сияющего имени. Но ничего не получается или его просто не слышно. Кок наклоняется ближе в попытке услышать, что от него хотят получить, но в следующую секунду собственные губы обжигает чужое дыхание. По сравнению с дыханием, губы ледяные и совсем сухие. Но настойчиво подминают и раздвигают. Поцелуй получается односторонним, потому что Зоро рвется вперед, а Санджи не сопротивляется, он просто в недоумении. И он приходит в себя, когда в рот выдыхают «полудурок…» и оседают обратно на руки. Мечник потерял сознание. От укуса этого чертового паука или от слишком храброго действия со своей стороны? Он не успел закончить начатое или позорно смысля от ответственности? На встречу уже несется Луффи и Чоппер. А значит, узнать можно будет только на корабле, непосредственно, после выздоровления куста. Но пусть он не сомневается. Санджи вернется за ответом. Он невесомо провел кончиками пальцев по еще саднящим губам и помог посадить Мечника себе на спину.

@темы: братская любовь - святая сила, Питер пахнет никотином, ОТП;, город детства, гусары в окна "И вам здравствуйте!", драббл на букву d, курите наздоровье!,, мои фанфы,, мысль родилась и упала на пол,, опять вдохновение! Не опять а снова!,, отпусти меня о чудо-трава,, переспи с геем - стань святым!, розовые слоники - сволочи ушастые, страх и ненависть в нью-йорке