16:51 

Но ученый сукян сын, цепь златую снес в тарксин (с)

Хаул отравился ртутью ради Шляпы
• Я в шоке, шок во мне, и мы оба в ахуе.\Я несу пакетик.(с) •
Вспомнил, что Саюки хотела НЦу на корабле Дозора. Вспомнил, что Осушка хотел что-нибудь на этот арт. Подумал. Написал.
Вообщем делайте что хотите с этой д'янью, а я пошел спать, ибо писал три дня.

Название: Какой умный капитан.
Автор: Хаул отравился ртутью ради Шляпы
Бета: Ворд. Во всем прошу винить его.
Пейринг: Санджи\Зоро
Состояние: Закончен.
Рейтинг: Принципиально не понимаю разницы в R и NC
Жанр: PWP с сюжетом это что? Это извращенство.
Критика: Замечания строго на U-mail
Предупреждения: ООС
Разрешение на размещение: спросить у автора. и с этой шапкой.
Отказ от прав: Да я чуть не помер от этого!


Сухой воздух ободрал стенки легких и горло, заставив глухой кашель вырваться наружу. Сознание возвращалось рваными рывками, отказываясь помиловать человека и лишить его боли и жажды. Язык противно прошелся по сухим деснам, выискивая хоть каплю влаги, но таковой не было. Связанные за спиной руки затекли, превращая любое движение и вдох в пытку. Из груди вырвался тихий и болезненный стон, отражаясь эхом от стен и обрушиваясь обратно, придавливая к полу. Наконец, нашлась причина сухости во рту. Шершавая тряпка, завязанная на затылке, протиснулась сквозь губы, повредив краешки в кровь. На глазах была такая же конструкция. Что открывай, что не открывай – без разницы. Густая темнота, заливающая веки была неизменна.
Горло снова сжалось, заставляя закашляться. Мужчина попытался приподняться, но с резким выдохом, который заменил отчаянный вскрик, обрушился обратно, вдобавок приложившись плечом. Беспомощность ужом скользнула в душу, вызывая приступ ярости. Он забился, пытаясь оборвать веревку на руках, стянуть одну из повязок на лице и заодно встать. Но ничего путного от злости не жди. В руку, чуть выше ладони, впилась заноза. Подбородок обожгла свежая ссадина. Но и маленький результат в этом был: пришло осознание, что свободны ноги. В голове сразу начал выстраиваться план, как освободиться. Единственным минусом была сильная слабость, вызванная голодом и, вероятно, обезвоживанием. Хотя, ему-то не привыкать.
Рядом послышалась возня, возмущенно мычание и стук. Кто-то бился о пол – то ли головой, то ли пятками. Прислушавшись, парень отметил, что мычат практически рядом, поэтому не нашел ничего лучше, чем перекатиться пару раз: со спины на живот и так далее. Возня оказалась совсем рядышком. Свистнул ветер, и в пострадавшее недавно плечо врезалась все-таки пятка. Болезненно охнув, Санджи скрючился, пытаясь восстановить дыхание. Ослепляющая вспышка боли медленно угасала, но и брыкаться перестали. Послышался шорох, и в макушку уткнулся чей-то любопытный нос. Втянул запах волос, хмыкнул и успокоился. Кок хотел брыкнуть в чужака ногой за нанесенный ущерб и за самовольное нюханье головы, но в тишине знакомо звякнули серьги. Затылок обожгло чужое дыхание, слегка ероша короткие пряди. Нежное прикосновение, даже такое невинное, вызвало на губах улыбку, хоть это было и достаточно больно. Рывком, перекатившись на живот, мужчина дернулся наверх изо всех сил и смог-таки подняться на колени. Тело по инерции повело обратно вперед, но он успел выставить одну ногу. Поймав равновесие, Санджи снова устроился на коленях.
Потеряв чужое тепло и запах, «террорист» и «драчун» обиженно замычал, снова задергавшись. Судя по резкому выдоху, ему также удалось подняться на колени и удержаться. Он кашлянул, призывая внимание к себе и обозначая своё место положения. Санджи несколько секунд размышлял, а потом подался вперед. Под щекой он ощутил чужую грудь, тяжело вздымающуюся и опускающуюся. То ли клокот, то ли рык, прокатившийся в ней, обозначал одобрение второго парня. Щека скользнула выше, находя предплечье.
«То, что надо…» - пролетело в голове блондина. Язык, преодолев неприятные ощущения, скользнул по «кляпу», выталкивая его за пределы рта. Ткань чужой рубашки очень удачно цепляла шершавую поверхность ленты, стягивая ее вниз, к горлу. Разрезанные уголки рта горели пламенем, заставляя чуть ли не слезиться глаза, но старания обуздались. Воздух скользнул в приоткрытые губы, заставляя жадно хватать его. Язык прбежался по свежим ранкам, слизывая кровь. Ответная реакция – немного слюны. Облегченно выдохнув, Санджи отстранился.
-Это ты, Зоро. – Заданный, было, вопрос неожиданно превратился в четкое утверждение.
Ророноа издевательски хмыкнул. Если бы рот не стягивала дурацкая тряпка, он бы кинул что-нибудь ехидное и колкое, но мог, лишь утвердительно промычать. Сухие губы тронула нежная улыбка. Неожиданное ощущение, зародившееся где-то глубоко внутри, заставило снова наклониться вперед и потереться щекой о грудь, поднять голову, и скользнуть языком по рельефной шее. Мечник вытянул шею, задергав руками. Надо было срочно вернуть себе свободу действий. Обхватить чужую голову широкими ладонями и целовать горячие губы, сминая секундное сопротивление и ловя чужие выдохи и стоны.
-Эй, эй. Успокойся. Давай сначала вернем одному из нас способность видеть, да? Наклонись. – голос Кока звучал хрипловато и глухо. Не возбуждающе, нет. Скорее наоборот. Волнение за его здоровье только увеличивалось, что заставило Зоро послушаться беспрекословно.
Чуть подавшись вперед, мужчина склонил голову и замер. Тут же чужое дыхание обожгло лоб, заставив вздрогнуть от неожиданности и легкой щекотки. Подавив секундное желание отшатнуться, Мечник фыркнул. Санджи усмехнулся. То, что Ророноа боится щекотки он, конечно знал. Но реакция на легкие и едва ощутимые прикосновения всегда забавляла. Нос очертил лоб, задел бровь и, наконец, нашел уже знакомую на ощупь ткань: шершавая и сухая.
-Сейчас не шевелись, а то я могу задеть. – скомандовал блондин, зная, что в данной ситуации его послушают.
Пряди волос, хранившие запах яблока, скользнули по лицу, приятно лаская кожу. Родной запах помог утихомирить колотящееся сердце. То, что рядом Зоро сразу разрядило обстановку, не смотря на плачевное состояние и положение. Зубы аккуратно зацепили повязку, едва не задев лоб, и потянули наверх. Мечник правильно понял маневр и начал потихоньку опускать голову. Миллиметр за миллиметром ткань соскальзывала. Вот тонкая полоска отсвета заставила зажмуриться. Мгновение, и Зоро смог различить ободранные штаны блондина, потом грязную рубашку с запекшейся кровью – своей, хозяина и чужой – и, наконец, черная «тварь» слетела на пол.
Первое, что сделал Зоро, получив зрение, уперся взглядом в Санджи, изучая. Запутанные золотые волосы, ободранное лицо, подранная одежда, связанные за спиной руки и ироничная улыбка на губах. Он втянул носом воздух, обещая себе надрать задницу тому, кто прикасался к блондину, и замотал головой.
-Что, я так плохо выгляжу, что ты скучаешь по своей прекрасной повязке? – горько усмехнулся мужчина, наклонив голову.
Зоро мысленно отвесил себе подзатыльник. Санджи ведь зациклен на внешности. А нынешнее положение заставляет его смириться с внешним видом.
«Ну, дубина!» - взвыл в душе Ророноа, а наяву возмущенно замычал, замолотив ногами по полу. Санджи секунду изумленно, насколько это могли передать вздернутые брови, прислушивался к шуму, а потом сдержанно захихикал, стараясь не привлекать к ним внимания.
-Ладно, ладно! Я перестану нести чушь, ты же это пытался сказать? – удовлетворенный хмык. – Теперь можешь освободить мне глаза? Знаю, трудно. Но если упереться лбом в лоб, то должно получиться.
Ророноа с шумом выдохнул. Фиг знает, как Санжи, а он от всех этих манипуляций начал нешуточно возбуждаться. Томное предвкушение, неуместное в данной ситуации, скользнуло по венам, вместе с кровью, концентрируясь также, не там, где надо. Он чуть поерзал, чтоб устроиться поудобнее и замычал, призывая замереть. Санджи хмыкнул, чуть поднял голову и замер.
Лбом ко лбу. Кожей к коже. Лоб Санджи был чуть мокрым, и чувствовалось учащенное дыхание. Мелькнула надежда, что это из-за близости, а не из-за ран. Жесткая ткань неприятно скользнула по лицу – Зоро не удержался и соскользнул точно на чужую грудь.
-Эй! Ну ты! – возмутился было повар, пока не почувствовал теплое прикосновение к шее. Сглотнув, он попытался сохранять здравомыслие. – Давай еще раз. Медленней, варвар!
Ророноа хмыкнул – от него не укрылась реакция блондина. Выпрямившись, он повторил маневр. Уперся чуть сильней и, игнорируя неприятное трение, потихоньку стянул надоевшую повязку. Получилось резче, чем это делал Санджи, поэтому тот зажмурился, тихо выругавшись. В уголках глаз появились маленькие капельки слез. Зоро в очередной раз проклял того, кто затянул ему руки и губы. И обещал ему долгую смерть.
Бранные мысли перекрыли синие глаза. Большие, чуть прищуренные и такой нежный взгляд. Он скользнул по одежде, оценивая ущерб, быстро обшарил пространство и снова вернулся на чужое лицо. Губы растянулись, на этот раз чуть ехидно.
- Ну, собственно, ты выглядишь так же «умопомрачительно», как и я! – и тут же шарахнулся назад - Зоро попытался боднуть его головой в грудь, или лучше в лицо. – Шучу! Шучу! Тебе рот-то развязывать?
В ответ он получил красноречивый взгляд, который в точности описывал все, что с ним вскоре сделают, если он не заткнется.
-Ладно. Только не дергайся.
Санджи мотнул головой, пытаясь прогнать жар, который так не вовремя накинулся на тело, скапливаясь в паху и совершенно без вариантов оттопыривая брюки. Потом глянул на застывшего Мечника, который, чуть наклонив голову, с интересом наблюдал за мужчиной. Плюнул на все и подался вперед. Губы наткнулись на жесткую преграду, заставляя даже как-то оскорбиться. Очертив край повязки, он захватил ее губами и медленно потянул вниз. Он не мог быть уверенным, что Зоро не повредил уголки губ, а усугубить ситуацию было бы как-то неправильно. Ткань с неохотой поддавалась и сползала. Вот она уже на подбородке, а вот уже болтается на шее.
Зоро жадно втянул воздух распахнутым ртом, но его грубо прервали. Воспользовавшись тем, что парень отвлекся, Санджи не мог упустить шанса, впиться в сухие, но такие горячие губы. Язык с легкостью скользнул внутрь, быстро превратив сухой поцелуй во влажный, смачивая чужой рот своей слюной. ( «Беее» - сказала Бета). В ответ одобрительно замычали, начав очень-очень яростно отвечать. Через несколько мгновений заболели губы – где-то потрескались, а где-то просто сильно прикусили.
Самым удивительным было то, что поцелуи этих двоих кардинально отличались от нравов и повседневной жизни. Если на виду у друзей, они дерутся, постоянно спорят и соперничают, то, кажется, и в поцелуях должно быть так же. Переходящая инициатива, желание управлять и преобладать. Только вот, все совершенно иначе.
Поцелуи у них бывают сколькие, когда слишком жарко, когда пот градом стекает по коже, когда до запретной грани остается всего ничего. Бывают легкие и мимолетные, по утрам, когда разморенный жарой кок может только вяло, но требовательно подставляться под чужие губы. А бывают вот такие: с приправой из болезненной нежности, которая заставляет подгибаться колени. Языки чуть соприкасаются, чтоб через секунду уже коснуться с другой стороны. И читается такая любовь, что хочется закрыть глаза и больше никогда не шевелиться.
Вот и сейчас. Неизвестно откуда взявшаяся нежность нахлынула потоком, захлестывая по самую маковку. Так, что не выдохнуть и даже не выплыть. И срочно надо поделиться, иначе тебя переполнит до краев, и ты не сможешь сдержать это в себе. И кажется, что потеряешь хоть одну каплю – случится катастрофа. И Санджи делился. Отдавал все, что получил откуда-то из глубин сердца. Отдавал, предлагая забрать все, до последней капельки, оставив только сухость и воспоминания. Но Зоро ощущал, ощущал то же самое. Хватило легкого касания этой самой волны, чтоб загореться в ответ. И уже слишком много для двоих. И остается только захлебываться в этой нежности, пытаясь принять как можно больше. И утопаете вместе, покачиваясь на теплых и сладких волнах.
-С… Санджи! – Мечник чуть отстранился, чтобы глотнуть воздуха.
Длинные черные брюки, которые и так были подраны, могли в любую секунду лопнуть от сильнейшего стояка Ророноа Зоро. И он это понимал. Поэтому, ему срочно нужны были его руки. Немедленно. Сейчас же!
- А как быть с руками? – он снова попытался растянуть веревку на запястьях, но только расцарапал кожу еще сильнее.
-Так же, как и с этим. – кивок на повязки с глаз. – Поворачивайся спиной.
И взгляд при этом такой, что хочется забиться в угол и не вылезать, пока не пройдет недотрах у чертового Кока! Но в тоже время, такой завораживающе развратный и соблазнительный. Кожа отзывается первой, пропуская стройный ряды мурашек – по спине вниз и снова в не то место! – дальше отзываются ноги, которые наливаются свинцом от осознания, что ты вроде как и подчиняешься ему! Но все – равно двигаешься, так как руки зудят, требуя сграбастать наглого «террориста» и не отпускать, пока на голову не рухнет само Небо.
-Да. Вот так. Чуть вперед наклонись. Замечательно! – Санджи корректировал положение, мысленно облизываясь открывавшемуся виду.
Ророноа Зоро, со стянутыми за спину руками, на коленях со склоненной головой! Мечта садиста и только! Но, черт возьми всех Дозорных! Даже поиздеваться и придумать дельную ехидную подколку не получается! Разум уже раздевает паршивого Мечника в фантазиях, укладывает на неидеальный и деревянный пол. Жар отвоевывает все больше и больше тела блондина, заставляя плавиться все дельные мысли.
И он, совершенно забыв о подколках, наклоняется вперед, прижимаясь грудью к чужой пояснице. Зоро чуть подается вперед под весом, но удерживается на ногах. Теплое дыхание обдает кончики пальцев – Санджи ищет главную и основную веревку, чтоб потянуть. Несколько мгновений, и он цапает особо толстую веревочку и уже почти тянет на себя, но корабль встряхивает, и оба мужчины летят вперед. Зоро останавливает падение плечом о пустой шкаф. Санжи оседает на его спину, переводя дыхание. И не замечает, как утыкается носом в ладони, которые тут же вздрагивают. Долгое мгновение он изучает шрамы и твердые мозоли на коже, а потом коротко проводит кончиком языка по середине ладони. В уши сладким сиропом вливается тихий, еле слышный стон. Рука вздрагивает, сначала пытаясь отстраниться, а потом наоборот, подставляясь под чужие губы.
-Са-анджи… - канючит один из сильнейших пиратов на Гранд Лайн, дергая веревку.
Но тот нарочно медленно вылизывает ссадины на коже, чуть обводя пальцы, проходит по чувствительным выемкам между ними. А язык шершавый слегка, совсем чуть-чуть, как у кошки. И вкусы распознает не хуже. Вот вкус крови. Чужой крови. Тут от стали, от рукоятки меча. Цветочный запах – последнее место, где они дрались перед тем, как оказаться связанными. И ничего лишнего.
Точно изучив ладони мужчины, все-таки дернул за край веревочки, распуская и отпуская. Зоро зашипел от неприятных ощущений. Плечи свело еще сильней и пришлось сводить их медленно, чуть ли не по миллиметру. И уж он никак не ожидал почувствовать горячие ладони на своей шее. Он попытался взбрыкнуть и отыскать чужака, но ему не дали этого сделать.
-Что же ты от меня так шарахаешься, Зо~ро – чан? – и язык скользнул по напряженной шее.
Что удивительно, это немного даже помогало снять напряжение с затекших мышц. Но почему Кок справился с ним так быстро и даже звуки не издал. И когда…
- Ты что, чертова Поварешка, с самого начала так мог!? – зашипел Ророноа, выкручиваясь из объятий, из которых, кстати, вырываться, жутко не хотелось.
Но это надо было сделать для вида, для имиджа. Но какой к Багги имидж, когда член, восставший против хозяина, в прямом и переносном смысле, угрожает последним приличным штанам мужчины. И недвусмысленно так угрожает. Топорщит их так, что не скрыть, ни на складку не списать. И самое отвратительное, что блондин это видит. Видит и ухмыляется, скотина предусмотрительная. За спиной у него самая выгодная позиция, и уж точно не «снять» веревки он туда поперся. И он этим пользуется. Опрокидывает назад, заставляя по инерции взбрыкнуть ногами, прижимает к груди, обхватив обеими руками и так, чтоб не вырваться. И что-то настойчиво подсказывало Зоро, и кажется это была собственная Жопа Искательница Приключений, что быть ему сегодня «снизу» со всеми потрохами.
-Лапы убери! – прорычал Ророноа, опять же чисто из вредности, когда идеально гладкие ладони скользнули под продранную рубашку. Одна - через широкий растянутый ворот, другая – вытащив ее из брюк.
-Хорош причитать! Ты ж завелся! – и еле ощутимый поцелуй в висок.
И почему-то ни стояк в штанах, ни лапающие грабли Повора, ни обстановка и ситуация, а именно этот нежный и аккуратный поцелуй сорвал крышу окончательно и уволок в неведомые дали, чтобы не догнали. Ноги сами бесстыдно разъехались в стороны. Изнывающий в складках одежды член еще выше задрал головку, определяя свою позицию. «Хочу». И хоть ты тресни, хоть лопни. Но Санджи не спешил его осчастливить. Пальцы очерчивали рельефы мышц, скользили по взмокшему телу, порхая и лаская. Когда один из так же напряженных сосков зажали меж двумя длинными пальчиками и чуть потерли, мужчина тихо охнул, подаваясь на встречу. И за это полагалась награда. Маленький камушек соска, едва не задетый страшным шрамом, терзали и мучили, пока он не обрел сверхчувствительность. Даже прикосновение от рубашки заставляло изогнуться и поелозить по ней самому. В ухо тихо хмыкнули: то ли одобрительно, то ли довольно.
- Да делай уже что-нибу… ах… - взорвался было в праведном гневе Мечник, но закончить ему не дали. Сильная ладонь немного грубовато сграбастала промежность, вместе с брюками и бельем и чуть потерла. – Скоти…на…
Тонкие разорванные губы растянулись в довольной усмешке. Санджи любил подчинять ровно столько же, сколько и подчиняться. Не было ничего краше, чем метание возбужденного Зоро под ним, сминающего простыни и громко умоляя «глубже и сильнее». Но он и любил сам отдаваться в накаченные и надежные руки, переставая пытаться себя контролировать и искать какие-то ответы. Когда уже он просил «быстрее и ближе», описать лицо Ророноа просто невозможно. Он подозревал, что и у него бывает такое лицо. Но все это не важно, потому что распахнутые глаза, застеленные дымкой желания, приоткрытые губы, ловящие каждый вздох – коктейль Жизни, который превращает даже самую отвратительную жизнь в самую счастливую.
Взвизгнула молния, распадаясь на две половинки. Давление чуть ослабло, но не совсем. Всхлипнув, Зоро завозился и сам приподнял бедра. Умоляя. Он давно себе признался, что Чертов Кок «держит его за яйца» с самой первой встречи. И он совсем не замечал, что все кардинально наоборот. Не видел потемневших ультрамариновых глаз, которые с жадностью поглощали каждое «грязное» движение Мечника. И эта мольба – требование не стало исключением. Зацепив большим пальцем ноги брюки вместе с бельем, он медленно повел вниз, задевая прохладной и исцарапанной ступней чужую влажную ногу. И ткань слишком сильно трется, и дыхание в шею слишком горячее, и вообще…
-Ты можешь быстрее, мать твою!? – ногти впились в руку Кока, которая держала поперек талии.
И Санджи ничего не сказал по поводу сохранности рук, потому что не до этого. Его взгляд пожирал плоть Зоро, которая чуть подрагивала от ноющего возбуждения. Да и точно такое же возбуждение упиралось в бедро Мечника. И все планы на счет «помучить» внезапно становятся какими-то глупыми и далекими. И хочется быстрее, сейчас. Сейчас же! Ладонь стремительно соскальзывает по животу вниз, проводит кончиками пальцев по основанию, отодвигает кожу и оглаживает головку. Зеленоволосый шипит сквозь зубы и кусает уже истерзанные губы. Цепляется за ласкающую руку, отталкивая, а потом наоборот, стараясь задать свой ритм. Не такой: медленный и тягучий, который заставляет горло сжиматься от томительно наслаждения и сдерживаться, чтоб не умолять, громко и четко.
Но чертов Повар все еще удерживает себя в руках и не спешит, размазывая скудные капельки по всей длине, зажимает меж пальцев, потирает головку. Когда ладонь скользнула еще ниже, к мошонке, Ророноа не удерживается и кончает в чужую ладонь, которая тут же взметнулась вверх. И его крик поднял бы всех на корабле, если бы голову не повернули чуть в сторону, если бы заткнули аккуратным поцелуем. Кончики пальцев поглаживали по щеке, в то время, как другая рука прижимала к себе, пачкая живот еще больше.
-Ну ты и скотина безжалостная… - проскулил мужчина в его шею, чуть подрагивая после оргазма. – Я тебе это припомню.
-Не забудь. – лукаво, но голос звучит хрипло.
И только тут Зоро вспоминает, что, собственно, не только он тут «нуждающийся», и что еще ничего не закончилось. И веселье сейчас перейдет на уровень «родители вернуться только завтра». И, снова прав. Санджи чуть отпускает его, чтоб стянуть прилипшую к коже майку и постелить на пол. И это действительно широкий жест – испортить одежду еще сильней собственноручно. Перед этим провел ладонью по полу, проверяя, нет ли заноз. И снова пришлось сглотнуть, потому что какая-то царская честь – использует свои «дорогие» руки. И незамедлительно нужно поймать дрожащими руками лицо, игнорируя удивленный взгляд, и мазануть по щеке, по скуле и невесомо коснуться губ.
- Зоро? Ты чего? – мужчина озадаченно изучал легкий, едва заметный румянец на острых скулах.
-Ничего. Не отвлекайся, вообще! – пришлось ляпнуть что-нибудь грубое, чтоб не выдать свою чертову нежность с потрохами. И все - равно в синих глазах видна эта дурацкая понятливость и одобрение. И хочется задвинуть кулаком в ухмыляющуюся рожу, и даже рука уже замахнулось, только очень во время его уронили на пол.
-Черт, а аккуратненько положить нельзя!? Чтоб тебя так роняли! – возмущенный взбрык ногой, чтоб дат под зад, но ногу перехватывают и закидывают не плечо, зачарованно изучая открывшийся вид. – Черт!
И снова вспыхивают щеки. И почему? Вроде, ему стесняться нечего! У него все там даже очень внушительно. Но то, как облизывается Санджи, хватает, чтоб почувствовать себя беззащитным и совершенно беспомощным.
-Меня роняешь только ты. Больше как-то никто не осмелился, – буднично заявляет «террорист», наклоняясь и проводя языком по животу. В ту же секунду Зоро чувствует пальцы, поглаживающие вход в его тело.
-Санджи! Совсем же насухую! – паникует Мечник, пытаясь схватить за волосы и оторвать от себя. – Санджи!
-Ну что ты взвился? – чуть морщится ведущий в данной партии, приподнимая голову. – Я же не собираюсь делать тебе больно. Люблю же.
И раньше, чем Ророноа осознает значение последних двух слов, его подхватывают под бедра, поднимая их, подтаскивают ближе к себе. Спина упирается в чужие колени, а бедра устраивают на груди. Ноги держат под колени. И смачный укус в ягодицу. Не до боли, но вполне ощутимый. И понимание – градом на голову.
-Стой! Нет! Не так! – но в таком положении брыкаться достаточно трудно. – Придурок чертов!
И снова надоевшая ухмылка на тонких губах. И первый поцелуй оседает совсем рядышком с тугим кольцом мышц. Ногти скользят по чужим ногам, которые от царапин спасают только штаны. Воздух застревает где-то в горле, заставляя задыхаться. И, удовлетворенный, вроде бы, член, снова начинает наливаться и подниматься. И Зоро стыдно. Стыдно, что он так реагирует. А блондин продолжает лизаться: проводит языком по поджавшемуся анусу, чуть ввинчивая кончик внутрь. По телу проходит дрожь, и хочется взбрыкнуть ногами, чтобы отстраниться. Но руки Санджи держат крепко, в тоже время очень аккуратно. Санджи старается смазать проход как можно лучше, чтобы не причинить боли и отстраняется, когда чувствует, что тугие мышцы начали расслабляться.
Зоро приходится шумно выдохнуть, когда он чувствует сразу два длинных пальца, проникших в него. Боли нет, это ведь Чертов Нежный Сукин Сын. Легкий дискомфорт и скорее чуть непривычно. Он машинально поерзал на груди блондина и охнул, когда пальцы скользнули еще немного глубже. В ответ на эпитеты, которыми его одарил Зоро, Санджи только наклонил голову:
-Но разве ты сам только что не попросил глубже? – и голос такой наивный-наивный.
-Что? Да когда я… - и теперь уже он замечает те легкие движения, которые совершает. – Нет! Это не то! Я не…
Он снова не договаривает – Санджи чуть растягивает пальцы в разные стороны, стараясь подготовить себе «поле действий». Мечник откинул голову, ударяясь затылком в пол, и хватает ртом воздух. Ему надоело сопротивляться. Норма «Эй,а ну отвали от меня!» полностью выполнена, а значит можно кинуться в море удовольствия, не оборачиваясь назад. А еще надо прекратить думать – это слишком мешает. И когда добавляется третий палец, Ророноа позволяет себе низкий и бархатный стон, который тут же пробегает по гудящим нервам блондина. И все. И полный абзац.
Санджи через нос втягивает разгоряченный воздух, в котором витает запах возбуждения, наслаждения и чужого тела. И в голову стучится срочное сообщение с нижних «этажей», что терпеть больше нельзя. Либо сейчас, либо прямо в застегнутые штаны. А это обидит зеленоволосое чудо, которое извивается на драной майке, потому что ему хорошо. Он аккуратно опустил ноги на пол. Звякнула пряжка. Зоро приподнял голову, обдав жаром возбуждения, который притаился в глубине глаз.
-Давай же… - и нетерпеливо поерзал по полу, чуть задевая чужие колени.
И снова просьба была безотказной. Закинув длинные загорелые ноги на плечи, Санджи вошел одним рваным движением, преодолев слабое сопротивление. В ответ коротко вскрикнули и прогнулись в пояснице, открываясь еще сильнее.
-Санджи… Черт блондинистый! – и открытая ладонь тянется на встречу, чуть дергаясь от частых толчков.
И, переплетя дрожащие пальцы, они оба забылись. Потому что ритм был взят заоблачный. Потому что кожу драл прогнивший пол. Потому что корабль бросало на волнах, увеличивая ощущения. Потому что соленые капли в уголках глаз – самое сладкое лакомство в мире. Потому что мешающая кожа словно растворяется, обнажая электрические нервы, прикосновения к которым отдаются яркими вспышками перед глазами. И тот самый влажный и немного пошлый поцелуй, заглушающий громкие крики, которые не преминули бы взлететь к самым небесам, если бы как обычно, если бы одни. Но за стенами слышится такое знакомое «Где мои накама!?», и почему-то хочется именно в этот момент не быть ими. Потому что лежащий под тобой извивается, как шелковая лента, цепляется за спину и повторяет только «Мой. Мой. Мой.» И оглушительный восклицательный оргазм (с), рассыпающийся яркими всполохами перед глазами и отравляющий кровь во всем теле. Мир, который внезапно стал серым, весь, кроме горячего тела, прижавшегося к боку. Все ощущения: времени, боли, холода, жажды пропали – все, кроме влажного языка, вылизывающего шею. И теплого дыхания на щеке. И глаза такие тяжелые, словно и не глаза вовсе, а груз, который надо куда-то перетащить, но сил совершенно нет. Можно только прошептать: «Я тебя люблю…» и пытаться выровнять дыхание.
* * *

Когда Луффи выбил дверь, ведущую в карцер, он не увидел ничего, кроме отряхивающегося Мечника, и курящего Повора. И радости его не было предела. Но…
Нами и Робин ошарашено смотрели на молча прошедшего мимо них Повора.
Усопп и Чоппер хватали ртом воздух, получив все три катаны, и просьбу «Отнести на палубу».
Фрэнки и Брук просто переглянулись.
А Мугивара улыбнулся в след своим друзьям и подмигнул капитану этого самого корабля, который «захватил» двух его накама с его же разрешения. Просто трех дневная ссора этих упрямых ослов очень сказалась на обедах и характере Зоро. А это мешало Луффи наслаждаться жизнью.

@темы: драббл на букву d, гусары в окна "И вам здравствуйте!", бывает такая работа - из болота тащить бегемота, братская любовь - святая сила, город детства, Питер пахнет никотином, ОТП;, курите наздоровье!,, мои фанфы,, мысль родилась и упала на пол,, опять вдохновение! Не опять а снова!,, отпусти меня о чудо-трава,, переспи с геем - стань святым!, розовые слоники - сволочи ушастые, страх и ненависть в нью-йорке

URL
Комментарии
2010-08-05 в 19:31 

Молчание Жучат ©Наги
Хаул отравился ртутью ради Шляпы
Не ну так шикарно и так обстоятельно ! ! !
Они такие душевные и горячие , а у вас офигенное чувство юмора )))
Огромное спасибище, порадовали :squeeze: так порадовали)))

2010-08-05 в 19:44 

Хаул отравился ртутью ради Шляпы
• Я в шоке, шок во мне, и мы оба в ахуе.\Я несу пакетик.(с) •
Mousi D. SatuMidori

:goodgirl: а мы тут знаете,плюшками балуемся... (с)
вообще, данная вещь уже летела по направлению у мусорке, но скорбные глазки Зоро не дали мне этого сделать... и три дня к тому же грезить одним сюжетом.. в общем.... аригато!:beg::shuffle2:

URL
2010-08-05 в 20:19 

Молчание Жучат ©Наги
Хаул отравился ртутью ради Шляпы
"данная вещь уже летела по направлению у мусорке" - ну ни фига себе !!! Так нельзя !!!
Требую назначить человека проверяющего вашу мусорку )))
:-D:-D:-D

2010-08-06 в 00:15 

Хаул отравился ртутью ради Шляпы
• Я в шоке, шок во мне, и мы оба в ахуе.\Я несу пакетик.(с) •
Да.. надо бы такого человека. А то появилось снова вдохновение дописать "Хеллуин" по ЗоСанЛуф. а зарисовочка то тю-тю. корзина самоочистилась в полность.

URL
2010-08-06 в 03:36 

ох...вот теперь у меня нет слов...
срочно все это клпируется и засосывается в папочку "вкусняшка"
секс...какой секс...еще и Санджи сверху...
Пойду еще перечитаю разок))
:kiss: тебя)

2010-08-06 в 09:19 

Хаул отравился ртутью ради Шляпы
• Я в шоке, шок во мне, и мы оба в ахуе.\Я несу пакетик.(с) •
Sayki
Ну так я же обещал, что как-нибудь совершу ентот подвиг. Правда, когда кол-во слов переволило за 3 тыс., а они все еще не перешли к главному, стало как-то страшно. Но мы сцепили зубы и решили все-таки доковылять до конца)

:goodgirl:
Меня самого вставляет когда наша блондинистая лапушка сверху) это... как-то правильнее что ли...:old:
:shuffle2: автор доволен и счастлив. Что еще надо?)

URL
     

все вымысел. и я в том числе.

главная