Хаул отравился ртутью ради Шляпы
• Я в шоке, шок во мне, и мы оба в ахуе.\Я несу пакетик.(с) •
:vict: а вот и он! флафф! Мукуро/Тсуна!! *_____________* сладко, нежно,шоколадно!!!
от меня)


«Попробуем забыть, о том, что мы больны:
Непоправимым, неизлечимым; о том, что нам до конца так и не высказать вслух.
Попробуем дышать, в один и тот же миг, и быть продолжением, и отражением
Друг для друга над бездной разлук…»
(с)



Тсуна ощутимо вырос. Изменился. И не только внутренне, как утверждали многие, но и внешне. Окрепшее тело, возмужавшее лицо, низкий голос. Он стал действительно похож на мужчину. Он стал намного напряженней. Внешне он был тем же наивным, добрым и милым. Он улыбался всем гостям, всем членам своей семьи. И только единицы знали, как трудно заставить юношу улыбнуться довольно, расслабленно, искренне. Почти невозможно заставить расслабиться спину после восьмичасового сидения за столом, за бумагами. Иногда, ночью, Савада просыпается от сведенных судорогой мышц. Он утыкается носом в подушку, сдерживая болевой стон и навернувшиеся слезы. Он редко выкраивает минутки, чтобы отдохнуть. Он работает.

- Ну, это, уже, ни в какие ворота не лезет… - холодные ладони ложатся на предплечья, пробегая по напряженной шее.

-Работы много… Прости. – Тсуна отрывается от очередного документа и откидывается в кресле, запрокидывая головы.

Глаза закрываются, вопреки мысли, что надо работать. Длинные пальцы скользят по нежной коже, то поглаживая выступающие косточки ключиц, то зарываясь в волосы на затылке. Мукуро не выдерживает и обходит кресло.

- За 5 минут ничего не случится, - берет за руку и тянет несопротивляющегося мужчину за собой к дивану.

Савада идет лениво и будто неохотно. Запястье крепко держали, почти до боли. Но это было настолько нужно, настолько необходимо. Длинный черный диван стоит в самом углу кабинета, спрятанный в тени. Тсуна может прилечь на него, только когда уже невыносимо, когда глаза слипаются сами по себе, когда кофе не действует, когда в сумерках начинают чудиться очертания и фигуры. Черный кожаный диван – холодный и чужой. Но когда ты мечтаешь только о том, чтоб закрыть глаза, сойдет любая поверхность.
Мукуро запрыгнул на диван и сел в самый угол, прижавшись спиной к стене. Савада замер, все еще не решаясь расслабиться, оглядываясь на заваленный стол. Нетерпеливое дерганье за руку все же уговорило молодого Босса и он коленом уперся в диван. Диван чуть прогнулся под ним. Мужчина снова замер. Докуро закатил глаза и снова дернул любовника к себе, но в этот раз намного сильнее. Тсуна полете прямо на грудь Хранителю.
Щека коснулась мягкой ткани, которая была горячей от чужого тела. Такой родной запах заполнил, как показалось, всю комнату. Дикая усталость и слабость навалилась сверху, придавливая голову. Стало очень тепло и уютно. Чужие руки скользили под рубашкой по спине, иногда проскальзывая выше и зарываясь в волосы. Это была не возбуждающая ласка, нет. Наоборот. Успокаивающая, убаюкивающая. Чужое сердце стучало под щекой, помогая провалиться в долгожданный сон. Размеренное дыхание в волосы уверило в том, что здесь безопасно и спокойно. Юноша положил ладонь на грудь Мукуро, рядом с головой , и глаза его все же закрылись, унося далеко…
Темноволосый мужчина аккуратно освободил руки и просто обнял, покрепче прижимая к себе. Парень сонно завозился, и Мукуро испугался, что разбудил. Но юный Босс просто уютней устроился и продолжил умиротворенно сопеть. Он выдохнул и зарылся носом в волосы, вдыхая чужой запах. Хранителю Тумана редко удавалось вытащить Саваду отдохнуть. В последнее время, в связи с проблемами в семьях, он закрутился совсем. А Мукуро досталось, молча смотреть на его мучения, ловить после утомительных переговоров и отпаивать лекарствами, когда «у меня завтра переговоры, а у меня голоса нет и температура! Мукуро, помогай!» Рокудо прикрыл глаза, улыбаясь, пряча эту улыбку в волосах любовника.

- Не изменяйся, будь самим собой - ты можешь быть собой, пока живёшь. Когда же смерть разрушит образ твой, пусть будет кто-то на тебя похож... – почти пропел мужчина шепотом, прикрывая глаза.

Он всегда считал, что Шекспир подходит под характер этого юноши. Мукуро любил Шекспира. Мукуро любил Тсуну.

«Какое совпадение…» - пронеслось у него в голове.

@темы: ОТП;, Питер пахнет никотином, братская любовь - святая сила, город детства, драббл на букву d, кому-то понравились тараканчики,, курите наздоровье!,, мои фанфы,, мысль родилась и упала на пол,, мышьяк... доширак... кошак!,, опять вдохновение! Не опять а снова!,, отпусти меня о чудо-трава,, переспи с геем - стань святым!, розовые слоники - сволочи ушастые, страх и ненависть в нью-йорке