Хаул отравился ртутью ради Шляпы
• Я в шоке, шок во мне, и мы оба в ахуе.\Я несу пакетик.(с) •
Внимание - слэш!
no comments...:weep3:

Название:Время, когда любишь.
Автор: Хаул отравился ртутью ради Шляпы(не пугайтесь, я просто сменил ник).
Пейринг: Валет/Шляпник,
Жанр: ангст, драмма
Рейтинг: R
Дисклаймер: да что можно поиметь с этого, кроме грыжи???
Варнинг: ООС,
От автора: полночный бред, навеянный одной страшно психоделической песней. (если надо название - в ЛС).
* точно 666 слов... ептыж.. О__________О


В тот день было достаточно холодно. Ветер рвал в клочья листья, срывая их с веток, гнул к земле кусты, выдирал мелкие цветы. Тучи бежали по небу, подгоняемые злыми порывами. Сверкнула ослепительная молния. Через секунду взорвал небо раскат грома. Капли дождя, довольно большие, больно били по лицу встречным потоком. Стейн гнал коня, лишь щурясь и иногда стирая воду рукавом. Копыта животного проваливались в грязь. Но мужчина нетерпеливо дергал поводья. Намокший плащ нещадно тянул шею. Но и сбросить его нельзя. Как потом отчитаться? Вдали показался небольшой обветшалый домик. Дождь словно пытался проломить крышу. Ветер – выбить стекла.
Оставив коня недалеко, Валет спрыгнул на землю, сморщился от хлюпающей под ногами грязи и быстрыми шагами направился в сторону постройки. Внутри было темно. И это очень настораживало. Сглотнув подступивший к горлу комок тревоги, он толкнул дверь. Та легко поддалась, широко распахиваясь. В комнатке было действительно чертовски темно. Только молния иногда освещала помещение через большое мутное окно. Мебели почти не было. Лишь широкая кровать у стены и невысокий столик, заваленный барахлом. Стейн шагнул внутрь и встревожено огляделся. Во всем этом не хватало самого важного.
- Шляпник? – голос разбил тишину, подобно грому.
На кровати что-то шевельнулось, и в туже секунду на гостя уставились два горящих глаза. Цвет их было определить очень-очень трудно. Вроде зеленый, потемневший и мутный, но с ясным добавлением кисло-желтого, придающего глазам сходство с кошкой. Сверкнула молния, осветив совершенно безумное, белоснежное, искаженное гримасой лицо с фальшивой улыбкой, и размазанную по стенам кровь. Стейн выругался сквозь зубы и захлопнул дверь. В то же мгновение «зверь» бросился на него.
Такое бывало довольно редко, но Валет со страхом ждал таких дней. Шляпник переставал воспринимать весь окружающий мир. Глаза меняли цвет, зрачки вытягивались, лицо становилось просто ужасающим. Он метался по домику, царапая стены, раздирая в кровь подушечки пальцев. Рвал ногтями лицо и резал простыни. Стейн заставал уже прокушенные губы, пробитые ладони и немного утихомирившегося «зверя». Но стоило Шляпнику увидеть Слугу Королевы, начинался новый раунд безумия.
Сначала драка. Драка без правил, с использованием подручных предметов – ножниц, булавок, стульев и полотен ткани, с диким криком, похожим на вой умирающего, но не сдавшегося хищника. С ударами о стену, пол, углы кровати и стола. Пока Стейн наконец не валил парня на кровать, в лучшем случае, обычно на пол.
И тогда начинался еще один раунд. Безумный секс. Первым делом – заткнуть рот, впившись в разодранные губы резким и не жалеющим поцелуем, сломить сопротивление и одновременно заломить мешающие руки или лучше связать, закрепив у ножек стоящей неподалеку кровати. Разорвав одежду, игнорируя бьющий по нервам истерический смех, упреки и оскорбления, без подготовки, яростно и быстро. Жарко и ненасытно. Пыль, накопившаяся на полу, прилипает к ладоням, спине, лицу. Плевать. Сдирая зубами кожу на плечах, лопатках, груди. Почти выдирая жесткие рыжие волосы. Зажать ладонью рот, чувствуя, как зубы прокусывают кожу. Выламывая суставы, и почти ломая кости.
А потом прижимать к себе трясущиеся тело, собирать опухшими губами слезы, вперемешку с краской. Стирать пальцами струящуюся кровь из порезов, укусов и ссадин. Слушать тихую невнятную ахинею, растирать сведенные судорогой мышцы. Укутывать остатками одежды, стараясь не причинить боли, уложить в кровать и потом всю ночь обтирать мокрой тряпкой, которой стал рукав рубашки, сбивая высокую температуру.
А утром выкраивать минутку, которую тратишь на поиски его друзей или даже Белой Королевы. Игнорируя обвиняющие и сочувствующие взгляды и сдерживаясь, слыша понимающие нотки в ее речах. Убегать из замка ночью, чтобы просидеть около чужой кровати и снова уехать. И все до тех пор, пока через несколько дней Шляпник не очнется, не взглянет своими теплыми изумрудными глазами, не улыбнется искренне и нежно – эту улыбку видел, наверное, только Валет – и не обнимет, слабо, шипя от боли, но так по родному:
-Существует место, не похожее ни на одно место в мире. Страна, полная чудес, загадок и опасностей. Говорят, чтобы тут выжить, нужно быть сумасшедшим, как шляпник. Но они ошибаются. Надо иметь человека, который сможет обуздать твоё безумие…
-А по ночам, когда дворец засыпал, королева тайком пробиралась на кухню, разжигала очаг и варила борщ. Для души, поперёк имиджа…
И комнату наполняет тихий, мягкий смех, ласкающий душу. И просто хорошо. Спокойное и по-детски любимое, долгожданное время. И просто любишь.

@темы: сумасшедших надо изолировать от общества, розовые слоники - сволочи ушастые, переспи с геем - стань святым!, отпусти меня о чудо-трава,, опять вдохновение! Не опять а снова!,, мысль родилась и упала на пол,, мои фанфы,, кому-то понравились тараканчики,, дурилки картонные, драббл на букву d, доброе утро звездный свет!,, бедный бедный Тим Бертон,, ОТП;, Земля говорит здравствуй!